Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Раскол баптистов в СССР 1961 года

13 августа 1961 года начался раскол секты баптистов Советского Союза

В Советский период существования баптизма в большинстве регионов России он был легально представлен лишь ВСЕХБ (Всесоюзный союз евангельских христиан баптистов), и фактически определял лицо российского неопротестантизма.

В 1960-х и последующих годах, ВСЕХБ противостал её непримиримый идейный противник – «Совет церквей ЕХБ» (СЦ ЕХБ) - «инициативники».

«Инициативное движение» в среде баптистов возникло, когда небольшая  группа баптистских пасторов заявила протест московскому руководству ВСЕХБ в связи с выпуском головной организацией советских баптистов «Инструктивного письма старшим пресвитерам», в котором рекомендовалось ограничить крещение молодежи до 30 лет, не допускать на «богослужения» детей и проч. От баптистского пастора требовалось сдерживать «нездоровые миссионерские проявления» и «строго соблюдать советское законодательство о культах».  Это вызвало резкую негативную реакцию ряда активных деятелей советского баптизма. Они объединились, положив начало «инициативному» движению. В своем протесте «инициативники» писали: «В наши дни деятели ВСЕХБ являются исполнителями воли Сталина».

Принято считать, что «Инициативное движение» официально зародилось 13 августа 1961 года.

Сначала руководителями инициативного движения были А. Прокофьев и его помощник Б. Здоровец. После их ареста в 1962 года группу возглавили Геннадий Крючков (баптисчтский пастор из г.Узловая Тульской области) и Георгий Вине (Вине вскоре после этого был осуждён, а затем и выслан после протестов мировой общественности прямо из лагеря в Америку).

«Инициативники» выражали своё недовольство по поводу действий руководства ВСЕХБ и добивались проведения всесоюзного съезда, что было не предусмотрено Положением 1944 года. Когда неоднократные обращения во ВСЕХБ не принесли результата, группа начала действовать самостоятельно и разослала во все общины свои послания критического содержания.

Инициативная группа предлагала всем не отступившим вместе со ВСЕХБ от «истины» отделиться от Союза. В феврале 1962 года инициативная группа образовала Оргкомитет по созыву съезда, который неоднократно обращался с ходатайствами в Совет по делам религий при Совете министров СССР. 25 февраля 1962 года Оргкомитет «инициативников» выступил с предупредительным посланием к руководству ВСЕХБ, дав ему время на размышление. Однако 2 июня 1962 года ВСЕХБ ответило открытым письмом, в котором говорилось, что действия «инициативников» инспирированы «врагом Божиим». После этого Оргкомитет Протоколом № 7 отлучил руководство ВСЕХБ от церкви. В августе 1963 года «инициативники» обратились с письмом к Хрущёву с просьбой о созыве съезда баптистов.

Под влиянием деятельности «инициативников» и с разрешения властей в октябре 1963 года ВСЕХБ впервые созвал всесоюзный съезд-совещание. На съезде вместо старого Положения был принят новый Устав Союза ЕХБ. Но инициативный Оргкомитет не признал ни съезд, ни Устав. К 1965 году к образованному «инициативниками» Союзу церквей ЕХБ (СЦ ЕХБ) отошло от ВСЕХБ около 100 общин (более 10 000 человек). 39-й всесоюзный съезд ВСЕХБ, состоявшийся в октябре 1966 года, также не привёл ни к каким результатам. Несмотря на отмену Инструктивного письма, на принятие другого Устава Союза, на фактическое покаяние и признание ошибочности подчинения напору властей в 1961 году руководителями официального Союза ЕХБ, СЦ ЕХБ заявил, что сотрудничать с ВСЕХБ - значит сотрудничать с атеистами.

Инициативный союз начал жить самостоятельной жизнью и категорически отказывался регистрировать свои общины.

По данным ВСЕХБ в СЦ ЕХБ на 01.01.72 г. входило 452 общины, т. е. около 18 000 сектантов.

В 1966 году движение «инициативников» достигло своего пика и насчитывало в своих рядах по разным данным до 155 000 сторонников. В 1966 году Яков Жидков выступил перед съездом ВСЕХБ и просил простить его за участие в подготовке устава 1961 года и секретной инструкции, однако «инициативники» на уступки не пошли.

Непримиримая позиция «инициативников» вызвала гонения на них со стороны властей. В Ташкенте один из лидеров «инициативников» Николай Храпов, отсидевший до того за веру 25 лет, в 1961 году получил еще один семилетний срок. Он печатался в самиздатовском журнале «Вестник Спасения». В Барнауле (Алтайский край) был жестоко замучен пресвитер Николай Хмара. Именно после его смерти в 1963 года был создан совет родственников заключённых, связанный с именами Лидии Вине и Галины Рытиковой. В мае 1966 года «инициативники» устроили публичную демонстрацию в Москве, чтобы привлечь к себе внимание властей, за что все её участники были арестованы. Наиболее известные служители СЦ ЕХБ (фактически все руководство), за которыми постоянно следила милиция и органы безопасности, переходили на нелегальное положение и разъезжали по стране, посещая и окормляя общины. За обучение детей, издание литературы и проведение молитвенных собраний органами безопасности было репрессировано около тысячи человек.

За годы существования «Совета Церквей» около 30 баптистов умерли в заключении, и среди них Н. П. Храпов, Б. Т. Артющенко, Я. Ф. Дирксен и И. М.Остапенко. В тюрьме содержали и глубоких стариков из числа «инициативников» (С. Т. Голева, П. А. Серебренникова). После тюрьмы снова работали в братстве П. Ф. Захаров, Н. Г. Батурин, поэт Николай Мельников и другие.

Люди, входящие в «Совет Церквей», привыкли проводить молитвенные собрания в лесах, на пустырях и других безлюдных местах, скрываясь от чужого глаза. За годы советской власти общины «инициативников» приобрели замкнутый характер. Пасторы оберегали членов общины не только от карающих действий государства, но и от влияния светской культуры. Контролировалось практически всё: манера поведения и стиль одежды. Жёсткие нравственные нормы и внимательное отношение к соблюдению всех требований «Совета Церквей» братьями по общине - отличительная особенность жизни «инициативников».

Но многое и сближало «инициативников» с ВСЕХБ - замкнутость, отрицательное отношение к светской культуре, традиция соблюдения консервативных норм в быту (в одежде, стиле поведения). Государственный контроль был заменён «внутрицерковным» - члены общины следили друг за другом, а сами общины контролировались пасторами других общин.

Специфическое пиетистское российское благочестие у диссидентов было, пожалуй, выражено ещё сильнее, чем во ВСЕХБ.

При советской власти российский неопротестантизм (у менее многочисленных адвентистов и пятидесятников также были свои оппортунисты и диссиденты) занимал в религиозной, общественной и культурной жизни страны глубоко маргинальное положение - среди неопротестантов почти не было интеллигенции, они были социально и культурно пассивны.

У инициативного движения есть две черты, затрудняющие ему успешное развитие в обществе.

Во-первых, это отношение ко всему светскому, мирскому как к греховному. Отсюда исходит отрицательное отношение к светской культуре в целом. «Инициативники» выступают против вызывающей светской одежды (на Украине до сих пор кое-где запрещают носить галстуки, и обычно, женщины не красятся и не носят украшений, ходят в платках), светских развлечений (театральные постановки в общинах запрещены, телевизоры никто не смотрит) и увеселительного элемента в церковной жизни. В одной из статей «Вестника Истины» прямо сказано: «Истинных христиан не увидишь ни в театре, ни на стадионах - неприемлемы эти увеселения для народа Божьего».

Общая направленность такова, что отделяет инициативников довольно резко не только от других неопротестантских деноминаций, более открытых миру, но и от окружающего мира. В советское время уровень образования баптистов был достаточно низок, так как людей верующих не принимали в высшие учебные заведения.

У «инициативников» достаточно строгая вероучительная дисциплина: они сразу же замечают отход какого-либо брата или общины от утвержденного вероучения СЦ ЕХБ. Тогда все общины прекращают общение с таковыми отступниками.

Во-вторых, отличительной чертой инициативных баптистов является неприятие всяких контактов с государством и вмешательства в какие-либо политические вопросы, т.к., они считают, что это обязательно поставит верующих перед проблемой подчинения государству. Баптисты «Совета Церквей» считают, что ВСЕХБ был создан властями на основе преступного соглашения тех братьев, которых специально для этого освободили из тюрем.

Отделению от мира способствовала и другая черта. Буквально с 1961года «инициативникам» приходилось соблюдать конспирацию и прятаться от властей. Для того чтобы укрепить свою уверенность, укрепить простых верующих, обыкновенных трудящихся, которых поддерживала вера в Бога, в «инициативниках» вырабатывалось убеждение, что только они живут истинной жизнью по Слову Божию, а сотрудничество с властями и с миром низко и недостойно для христианина.

В среде «инициативников» преобладает резко отрицательное отношение к Русской Православной Церкви, сектанты называют православных идолопоклонниками, а саму Церковь нехристианской организацией. По мнению многих, спасение в РПЦ невозможно.

В Туле в настоящее время баптисты-инициативники представлены двумя общинами. Одна община имеет молельный дом на ул.Станиславского, другая – в пос.Скуратово.

Сектаинфо, 2017 год.