Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Кондратьев Ф.В. «Правозащитное» злоупотребление психиатрией (клинико-политическое представление истории российской  психиатрии)

 

30. «Правозащитники» хулят психиатрию за подавление свободы совести

   (Ложь об использовании психиатрии против религиозных меньшинств)

«Единственно правильная» «научно доказанная» атеистическая идеология в 90-ые годы, сразу после развала тоталитарно-репрессивной Системы всеобщего запрета оказалась в трудном положении. Россию буквально захватил рынок религиозных и псевдорелигиозных предложений. Стали открыто, с рекламой даже  в центральных СМИ, навязывать свои  «духовные услуги»  различные культовые образования  – от крупных и ранее известных (пятидесятники,  кришнаиты, сайентологи, иеговисты, Аум Синрекё и др.) до десятков новых (Богородичный Центр, «Церковь» Виссариона и т.п. [1]). По каналам центрального радио и телевидения стали  вещаться и пропагандироваться учения восточных религий. В самом центре Москвы, даже на Манежной площади, были установлены большие подмостки, на которых демонстрировались «богослужебные» шоу, а между Большим Москворецким мостом и гостиницей «Россия» был разбит палаточный городок, куда новоявленные гуру зазывали московскую молодежь.

Макросоциальная ситуация в России оказалась подходящей для такой «духовной» агрессии: 70 лет воинствующего атеизма, борьбы против  традиционных  религий и одновременное насаждение     наукоподобных представлений (например, об инопланетянах, о войнах экстрасенсов)  создали   «менталитет научной мистики», совмещающих в себе несовместимое.

Такой менталитет способствовал образованию и приятию учений многочисленных квазирелигиозных культовых новообразований («сект»). Социально-негативная деятельность этих сект, причиняющих вред личности, семье, обществу и государству, вызвала беспокойство и общественных организаций и властных структур. Образовались общественные комитеты «по спасению молодежи» от сект, а указанный вред был специально подчеркнут в 1996 г. Госдумой РФ и в "Концепции национальной безопасности Российской Федерации". В ней, в частности, была особо отмечена "необходимость  учитывать разрушительную  роль  различного  рода религиозных  сект,  наносящих  значительный ущерб духовной жизни российского общества, представляющих собой прямую опасность для жизни и здоровья граждан России и зачастую используемых для прикрытия противоправной деятельности" (Указ Президента РФ № 1300 от 17.12.97).

Об опасности здоровью свидетельствовали заключения психиатров, которые знакомились с потерпевшими по просьбе их родителей, а противоправная деятельность была подтверждена районным судом Москвы, который в дальнейшем распустил, в частности, религиозную общину «Свидетели Иеговы» и запретил её деятельность. Среди прочего, организация была признана виновной в побуждении граждан не исполнять гражданские обязанности, отказе по религиозным соображениям от медпомощи, в побуждении к самоубийству, покушении на здоровье, в нарушении прав и свобод граждан, побуждении верующих порвать с их семьями, привлечении несовершеннолетних в религиозную организацию против их воли и без разрешения родителей.

В связи  с  этим  неслучайно  в  специальном Постановлении Правительства РФ № 600 от 17 мая 1996г. о Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью оказался фрагмент 2.6.4., разработка которого наряду с другими министерствами и ведомствами (включая Генеральную прокуратуру, ФСБ, МВД, Министерство юстиции и иные федеральные структуры) была поручена и Минздравмедпрому РФ. В этом фрагменте указывалось: "Обобщить материалы о влиянии социальных и медицинских последствий деятельности в России иностранных религиозных организаций.  Подготовить  предложения  о  порядке  осуществления деятельности таких организаций на территории России, а также о мерах ответственности  ее  руководителей  и  членов  за  разжигание межконфессиональной  розни,  подстрекательство к гражданскому неповиновению групп населения, попавших под их влияние, разработать проект федерального закона "О  свободе  совести  и  религиозных организациях".

На  основании  этого  Постановления Правительства Минздравмедпром РФ издал приказ № 294 от 23.07.1996. "Об упорядочении проведения медицинской экспертизы факторов риска для здоровья в связи с деятельностью некоторых религиозных организаций". В этом приказе директору Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского было предписано "разработать методические рекомендации по проведению медицинской экспертизы факторов риска для здоровья в связи с деятельностью некоторых религиозных организаций",  и "создать на базе Центра постоянно действующую группу по проведению медицинской экспертизы факторов риска для здоровья в  связи  с деятельностью некоторых религиозных организаций".

Создание этой группы было поручено мне. Я был в тесном контакте с различными общественными организациями, созданными родственниками молодых людей, втянутых в сектантские системы, прицельно изучал особенности адептов сект, находившихся на судебно-психиатрической экспертизе в связи с совершенными ими уголовными преступлениями (в основном это были убийства), дал аналитические публикации, написал в «Литературную газету» статью о завербованных в секты «Ни живые, ни мертвые», выступал по противосектантским темам по радио, сделал большой доклад на парламентских слушаниях в Госдуме. Однако  создать «постоянно действующую группу» не удалось (никто не хотел на волонтерской основе брать дополнительную сложную и опасную работу) и   приказа по Центру им. Сербского  о  создании  такой группы никогда не было. Поэтому появившиеся в дальнейшем обвинения «правозащитников», в том числе из Московской Хельсинкской группы, что я возглавлял «карательную» деятельность в отношении инаковерующих так же пустозвонно, как и то, что я был «карателем диссидентов».

Следует сразу обратить внимание на то положение, согласно которому  выяснение  факторов  риска для здоровья, в том числе психического, ни в  коем  случае  не  предполагало  какого-либо вмешательства психиатров в религиозные ориентации адептов даже тех неокультов, деятельность которых содержит этот риск. Об этом прямо говорилось в решении № 4 "Психическое здоровье населения России как проблема  национальной  безопасности",  принятом  Межведомственной комиссией Совета Безопасности Российской Федерации 23.07.97. В этом решении содержится обращение к Президенту РФ "Потребовать от руководителей  органов здравоохранения и правопорядка недопущения использования психиатрии в немедицинских целях, в том числе при взаимодействии с общественными объединениями социальной, расовой, национальной и религиозной принадлежности".

«Правозащитные» хулители отечественной психиатрии, конечно, знали  об изданных МЗ РФ моих пособий и аналитическом обзоре, посвященных психиатрическому аспекту проблемы сектантства, и, конечно, о моих выступлениях на съездах  российских психиатров с положениями, в которых прямо говорится  о  недопустимости   психиатрического   вмешательства  в  религиозные ориентации  граждан [2].  О   каком-либо   применении   принудительного  лечения психически здоровых по причине их иноверия, естественно, я нигде писать просто не мог, поскольку это априорно нелепо: как известно, направление на принудительное лечение возможно только по определению суда и только тех лиц, у которых установлено психическое расстройство, явившееся причиной совершенного противоправного действия. Поскольку иноверие не является психическим расстройством, то именно поэтому не было и не могло быть случая признания психически здорового психически больным за исповедование нетрадиционной  религии  и, соответственно,  не было и быть не могло  ни одного случая  направления на принудительное лечение «за свою веру».  И это,  конечно, было хорошо известно «правозащитным» хулителям психиатрии, но признание этого не входило в их планы. И вот я слышу по «Радио Свобода» и на съезде НПА  депутата Государственной Думы Российской Федерации профессионального «правозащитника», члена Московской Хельсинкской группы В.В. Борщёва:  «известный  каратель  от  психиатрии  профессор Ф.В. Кондратьев возобновил свою карательную деятельность, теперь в отношении инаковерующих», «раньше он злоупотреблял психиатрией в отношении диссидентов,   а  теперь  вот  «штампует  шизофрению»  тем,  кто имеет иное,  не традиционное, религиозно убеждение.  

Под руководством Ю. Савенко с середины 90-х годов  была  развернута в средствах массовой информации активная кампания с целью дискредитации официальной  психиатрии,  озабоченной  проблемой распространения неокультов.  При этом вновь поднята шумиха о "карательных традициях" отечественной психиатрии, теперь уже не в отношении диссидентов, а "инаковерующих". Так, на страницах савенковского "Независимого психиатрического  журнала"  (№ 1.,  1998,  с.  49)  даже  утверждалось, что якобы существует  "госзаказ"  на  превращение   психиатрии   "в  аппарат преследования инаковерующих",  что  психиатрия "навязывает"  Церкви свои  услуги  по "психофармакологическому возвращению сектантов в лоно православия".

В публикации, сделанной в своем журнале президентом НПА Ю.С. Савенко   под названием «Технологии использования психиатрии в немедицинских целях снова наготове» (2006), утверждается, что изначальным  поводом для использования психиатрии против религиозных меньшинств  послужил «научно-несостоятельный» доклад проф. Ю.И. Полищука (1995). В этом докладе, утверждает Савенко, был сделан ложный вывод о «грубом вреде психическому здоровью», наносимом различными религиозными организациями. Естественно, Полищук ни к каким карательным психиатрическим мерам против религиозных меньшинств не призывал,  но с подачи Ю.С. Савенко представитель Американской психиатрической ассоциации Элен Мерсер дала понять, что «оправдывающая преследование религиозного свободомыслия позиция Российского общества психиатров может стоить ему членства во Всемирной психиатрической ассоциации».

Клеветническая деятельность против отечественной психиатрии Независимой психиатрической ассоциации России под руководством  Ю.С. Савенко продолжала нарастать. Практически в каждом номере его журнала  стали публиковаться статьи в защиту новых культовых организаций и движений,  НПА  проводило специальные  семинары,  обрушивалось с некорректными  обвинениями  на  психиатров,  выступающих  против деструктивной деятельности неокультов. Характерно, что сектозащитная деятельность "независимых" психиатров сочеталась с нападками  на традиционные  религии, при этом утверждалось, что между ними и неокультами нет принципиальных различий.

Наиболее отчетливо это проявилось на  судебном процессе по делу созданной Секо Асахарой секты АУМ Синрикё.  Вместе с тем в материалах прокуратуры по делу Аум Синрекё имеется письмо от 18 мая 1995 года, адресованное в Московский исследовательский центр по правам человека  Б.Л. Альтшулеру  бывшим  вице-президентом  НПА, руководителем  экспертной  программы  НПА Э. Гушанским. В этом письме указывается, что "... деятельность Ю. Савенко по защите АУМ  Синрикё является  примером  грубой  политизации  психиатрии  и злоупотребления ею, что несовместимо  с  принципами  Независимой психиатрической  ассоциации  и  правозащитного  движения.  В НПА отсутствует гласность, не проводятся отчеты о финансовой деятельности, царят произвол ее председателя, его недоверчивость и амбициозность, распространяются сплетни и собирается досье на независимых в своих суждениях ее членов.... Я отгораживаюсь от действий ее президента, связанных с выполнением заказа АУМ Синрикё... В отместку за такое "инокомыслие" НПА единогласно исключила меня из членов ассоциации".

Тогда же Ю.С. Савенко наглядно проявил себя как эксперт-фальсификатор. По свидетельству того же Э. Гушанского, Савенко организовал осмотр 30 «монахов» АУМ Синрикё, подготовленных "Комитетом по защите религии" его президентом  Д.А. Сапрыкиным. Савенко не смутило то обстоятельство, что этот комитет существовал под «крышей» АУМ Синрикё, а его президент был активным деятелем этой организации и личным переводчиком С. Асахары. Э. Гушанский пишет: «Казалось бы, обследование должно было  касаться только  психического состояния монахов, однако выводы, которые сделал Ю. Савенко, относятся не к психическому состоянию обследованных, а к деятельности АУМ Синрикё: "Деятельность АУМ, в той части, с которой мы сталкивались, называть "антисоциальной" неадекватно"». Далее Э. Гушанский добавляет: эти  "обследования не носили комиссионный характер, протоколы психического состояния монахов не содержали  каких-либо  социологических выводов. Общее заключение, которое составил Савенко, не обсуждалось собранием подписантов... на них... было оказано президентом НПА психологическое давление".

На состоявшихся в октябре 2000 года XIII съезде психиатров России и Х съезде НПА вновь повторялись обвинения "независимых" психиатров в "карательной  деятельности"  официальной  психиатрии  в отношении инаковерующих. На съезде НПА это утверждал не только Ю.С. Савенко, но и «правозащитник» В.В. Борщёв, бывший тогда председателем Постоянной Палаты по правам человека при Президенте РФ, однако он уклонился от моей прямой просьбы подтвердить это обвинение хотя бы одним конкретным примером, а ведший съезд НПА Савенко не дал мне слова для ответа.

С подачи президента НПА ряд «правозащитных» организаций (РОО содействия утверждению свободы совести в обществе,  Московская Хельсинкская группа, Христианское социальное движение) в опубликованном документе "О нарушении прав человека в сфере свободы совести в Российской Федерации" (Москва, 1998) выделили специальный раздел "Инициативы по возрождению карательной психиатрии". В этом разделе утверждается: "Не имея легальных оснований для преследования верующих, противники свободы совести в России ведут деятельность по возрождению карательной психиатрии и введению в медицинскую практику американской методики депрограммирования. Особую активность в этом направлении проявляет профессор ГНЦ им. Сербского, доктор медицинских наук Федор Кондратьев, в течение более 30 лет занимавшийся работой по обоснованию и  практическому применению психиатрического террора в отношении диссидентов советских лет", который теперь "предпринимает усилия по возрождению  карательной  психиатрии". 

Грубая  ложь,  клевета, содержащаяся в этом документе, политические спекуляции на теме жертв сектантской деятельности очевидны уже потому, что я не только не "обосновывал применение психиатрического террора", но и не провел ни одной судебно-психиатрической экспертизы диссидентам, о чем я уже сказано выше. Соответственно, нет и быть не может каких-либо фактов, подтверждающих мое "возрождение системы карательной психиатрии". Кроме того, это клевета и политическая спекуляция ещё и потому, что никто в России американские методики депрограммирования не проводил и не мог проводить в системе здравоохранения, поскольку не было и нет психиатров, знакомых с этими методиками.

Важно отметить, что вся эта идущая от «независимой» психиатрической ассоциации клеветническая "информация"  попадает не только в  хельсинкские  и  подобные правозащитные группы, но и распространяется в мировом психиатрическом сообществе. Достаточно вспомнить "Открытое письмо НПА Генеральной Ассамблее ХI конгресса ВПА", опубликованное  "Независимым психиатрическим журналом" (№ 3, 1999, с. 49). В этом письме говорится: "Со всей ответственностью перед совершаемым этим заявлением шагом считаем необходимым  обратить  внимание  Генеральной  Ассамблеи  ВПА  на возобновившееся в России с 1994-1995 гг., ставшее широкомасштабным и не ослабевающим до настоящего времени,  очередное  использование психиатрии в немедицинских целях. На этот раз для подавления не инакомыслящих, а инаковерующих". Это "Открытое письмо" заканчивается призывом  к  ВПА  принять следующий текст Обращения: "Всемирная психиатрическая  ассоциация  выражает  обеспокоенность  инициацией  многочисленных судебных исков к различным религиозным организациям в России за якобы "причинение ими грубого вреда психическому здоровью и болезненное изменение личности". Всемирная психиатрическая ассоциация выражает  солидарность  с  позицией  Независимой  психиатрической ассоциации России и Российского общества психиатров относительно недопустимости вовлечения психиатров в проблемы, выходящие за пределы их профессиональной компетенции." ВПА это обращение не приняло, но нельзя сказать, что оно не было использовано для очередного очернения российских психиатров и всей ситуации с правами человека в России.

Дело в том, что информация, получаемая ОБСЕ, который, в частности, делает выводы о соблюдении свободы вероисповедания, преимущественно основана на докладах организаций по защите прав человека. Одна из таких  самых влиятельных организаций – Международная Хельсинкская федерация по правам человека. В марте 1999 года в её ежегодном отчете по правам человека указывалось, что закон "О свободе совести и религиозных объединениях" якобы является "явным нарушением российской Конституции",  а  в России нарушаются права граждан на свободу вероисповедания. Основанием для такого вывода служила информация Московской Хельсинкской группы в уже упомянутом документе "О нарушении прав человека в сфере свободы совести в Российской Федерации", подготовленном на основе приведенной выше клевете Ю. Савенко. Тем же путем в марте 1999 года в резолюцию Европейского парламента попала савенковская информация, содержащая озабоченность по поводу "существующего в настоящее время возрождения религиозной нетерпимости и актов  дискриминации"  и  напоминание российскому правительству об обязательствах по правам человека, данных Россией при подписании Договора  о  партнерстве  с  Европейским сообществом при вступлении в Совет Европы.

Нельзя не связать упомянутые «правозащитные» клеветнические заявления Ю. Савенко о нарушении российскими психиатрами прав человека в сфере свободы совести в России с тем, что Роберт Сейпл, специальный посол Госдепартамента США по вопросам свободы религий в мире, осенью 2000 года во время сессии ОБСЕ вновь заявил, что в России "ущемляются права религиозных меньшинств".  Такое основанное на клевете Савенко заявление несет ущерб интересам России, поскольку с 1999 года в США начал действовать закон, предусматривающий  контроль над состоянием религиозной свободы за  рубежом. Ежегодно к 1 мая специальная комиссия стала представлять доклад  президенту  США,  который  отныне  наделен определенными полномочиями в отношении стран, где допускается дискриминация тех или иных религиозных образований. В число этих полномочий наряду с официальными демаршами входит запрет на выделение кредитов американскими банками и ограничение помощи со стороны международных финансовых институтов.

В связи с беспокойством США относительно "ущемления прав религиозных меньшинств" я в 2001 году по просьбе сотрудников посольства США Dennis Curry  (первый секретарь) и Howard Solomon (второй секретарь, политический отдел)  дважды принимал их в Центре им. В.П. Сербского. В ответах на поставленные вопросы секретарям посольства было разъяснено, что в целом проблема новых религиозных движений не психиатрическая, но вместе с тем психиатрам по представлению правоохранительных и административных органов, законодательных и общественных организаций приходится  проводить экспертизы или освещать вопросы о наличии или нет в деятельности конкретной культовой организации факторов риска причинения вреда психическому здоровью. Было обращено внимание на то, что выяснение факторов риска для здоровья ни в коем случае не предполагает какого-либо вмешательства психиатров в религиозные ориентации адептов даже тех неокультов, деятельность которых содержит этот риск. Сотрудники посольства США были ознакомлены с официальными документами, подтверждающими это утверждение. Также было обращено внимание сотрудников посольства США на развернутую «правозащитниками» грубую клеветническую кампанию по дискредитации официальной психиатрии, якобы занимающейся применением насильственных, «карательных» мер в отношении лиц, принадлежащих к религиозным меньшинствам.   Секретари посольства США отметили, что данная встреча полностью изменила их представление по интересующей проблеме. Howard Solomon заявил, что “полученная информация дает основание иметь мнение о соблюдении в Центре им. Сербского прав человека и о целесообразности сотрудничества с Центром по гуманитарным вопросам”. Таким образом, угроза экономических санкций в отношении России «за психиатрический террор» религиозных меньшинств была снята. Я рад, что сумел открыть глаза американцам и затея Савенко наложить на Россию экономические санкции за новый «психиатрический террор» сорвалась.

Тем не менее, в 2004 году Московская Хельсинкская группа опубликовала доклад «Права человека и психиатрия в Российской Федерации», в котором излагаются «Тенденции в отношении к правам человека в области психического здоровья». Этот доклад сделал обладатель премии «За исторический вклад в защиту прав человека и в правозащитное движение» Московской Хельсинкской группы  Ю.С. Савенко, в своем докладе этот известный «правозащитник»-хулитель отечественной психиатрии выразил свою «озабоченность многочисленными судебными процессами, проходившими по всей стране в течение последних семи лет и курировавшимися специально созданной в 1996 году в Центре им. Сербского группой проф. Ф.В. Кондратьева по изучению деструктивного действия религиозных новообразований». По словам Савенко, после того как была показана несостоятельность первоначальных исков «за причинение грубого вреда психическому здоровью и деформацию личности», дело дошло до судебных исков с новыми формулировками: «за незаконное введение в гипнотическое состояние» и «повреждение гипнотическим трансом», а затем «за незаметное воздействие на бессознательном уровне», т.е. фактически за колдовство. В конце концов, председатель «независимой» ассоциации психиатров  пришел к выводу, что борьба с «тоталитарными сектами», которая шла на протяжении последнего десятилетия, стала первым крупным рецидивом использования психиатрии в политических целях в постсоветской России.

Эти и все подобные инсинуации обладателя премии «За исторический вклад в защиту прав человека и в правозащитное движение»  Ю.С. Савенко у меня вызывают просто удивление (точнее – возмущение), поскольку они не имеют абсолютно никакого отношения к действительности.

Итак, «правозащитная» лож о психиатрических репрессиях против инаковерующих от начала до конца 100% клевета, выдумка хулителей отечественной психиатрии.  Это «правозащитное» злоупотребление психиатрией поставило нашу страну под угрозу наложения на неё экономических санкций, с этой клеветой «независимые» психиатры обратились с «Открытым письмом» в Генеральную Ассамблею XI конгресса Всемирной психиатрической ассоциации с требованием исключить Россию из этой ассоциации, эта клевета закрепляет негативный образ России в мировом общественном мнении. И всё это, как всегда   без единого реального факта, подтверждающего обоснованность обвинений!

А вот как ответил на мою защиту отечественной психиатрии от её «правозащитных» хулителей основоположник борьбы с «карательной» психиатрией А.П. Подрабинек. Он опубликовал в своих «Гранях» специальную статью «Синдром Кондратьева». Называя меня «одним из самых яростных проводников карательной психиатрии», Подрабинек пишет: «Ф.В. Кондратьев, будучи человеком до глубины души советским,. . . на тему "тоталитарных сект"   рассуждает с особым пристрастием, поскольку прославился именно психиатрическими злоупотреблениями в отношении религиозных меньшинств» . . . «Потому и пафос его статьи не профессионально-разоблачительный, а чекистский, правоохранительный,  пафос  доносчика  и  верного  слуги,  потерявшего  из  виду своего хозяина» [3].

 

[1] - В энциклопедии  И.В.   Понкина "Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера" описано 500 с лишним таких организаций.

[2] Кондратьев Ф.В.: Социокультуральный фон в России конца ХХ века и его феноменологическое отражение в психопатологии // Социальная и клиническая психиатрия. - Том 4, вып.2. - М., 1994. - С. 135 – 139.

– Кондратьев Ф.В.: Психолого-психиатрические аспекты проблемы сектантства// Международная научно-практическая конференция “Тоталитарные секты – угроза ХХI века”. - Н.-Новгород, 2001. - С. 47-57.

– Кондратьев Ф.В.: Роль тоталитарных сект как нового патогенного фактора // Материалы XII Съезда психиатров России. - М., 1995. - С. 77-88.

– Кондратьев Ф.В. Медико-социальные последствия деструктивной деятельности тоталитарных сект: аналитический обзор/ - М.: МЗ РФ, ГНЦССП им. В.П. Сербского, 1998. - 60 с.

[3] Александр Подрабинек. Синдром Кондратьева. Грани.ру. 03.03.2014.