Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Кондратьев Ф.В. «Правозащитное» злоупотребление психиатрией (клинико-политическое представление истории российской  психиатрии)

 

18. Экспертизы по «диссидентским» (70 и 190-1) статьям УК РСФСР. Реальности «карательной» психиатрии (1 часть)

С конца 80-х годов и в начале 90-х на Советскую психиатрию с запада пришло такое небывало сильное «правозащитное» давление, требующее признания злоупотреблений в психиатрии, что кто-то из руководства нашей психиатрии засомневался: а может действительно что-то было, хоть сами с этим не сталкивались и своего соответствующего расследования ещё не проводили. Даже вступившая в должность директора Центра судебной психиатрии им. В.П. Сербского  Т.Б. Дмитриева поначалу соглашалась, что "в бывшем Советском Союзе имели место факты использования психиатрии в немедицинских, в том числе политических целях – для подавления или избавления от неугодных некоторым должностным лицам людей». В это время   я тоже засомневался. И когда я начал специально выискивать такие злоупотребления, то предполагал, что фактического материала будет много. Но по мере тщательной работы я его не находил (помню свое удивление в этом), и  к сегодняшнему дню  не нашел. Татьяна Борисовна тоже не находила и потом по   мере углубления в проблему смогла уверенно заявлять «карательной психиатрии в Советском Союзе не было».

Хотя о «карательной» психиатрии сказано и написано (для «правозащитных» хулителей это доходное дело) много, но ни общественное мнение, ни психиатры не имели достоверных данных о том, что же было в действительности. В ряде хулительно-«правозащитных» публикаций даже говорили о  «о десятках тысяч жертв карательной психиатрии». Однако, как следует из вышеприведенной справки председателя КГБ В. Чебрикова, направленной Горбачеву в 1988 году, с 1961 по 1987 год общее число лиц, осужденных по статье 70 и статье 190-1 УК РСФСР, составило 3469. Сколько из них было на судебно-психиатрической экспертизе – нигде не сообщалось,   статистикой и научным анализом никто не занимался. Первым, кто специально занялся исследованием этого вопроса и дал по нему первую открытую научную публикацию (1994), был автор настоящего текста.

Основным фактурным материалом для данного анализа послужили журналы упомянутого «спецевского» отделения, в которых регистрировались все поступления на экспертизу, указывалась статья УК обвиняемых, установленные   им диагнозы, заключения   о вменяемости-невменяемости и о мерах медицинского характера.   Все, обвинявшиеся по   политическим статьям (и  мужчины, и женщины) числились за 4-ым отделением, хотя оно было мужским, – регистрация   была общая.

По  политическим   статьям – ст. 70   и   190-1 УК РСФСР – поступления на экспертизу в Институт им. В.П. Сербского начались в 1961 году и закончились в 1987 году (в этом году было только одно поступление). На фоне громогласных  обвинений в адрес советской  психиатрии в «массовом  терроре»  диссидентов, реальность оказалось совсем иной: за 26 лет из общего числа арестованных по этим статьям (3668  человек) на экспертизу  в Институт им. В.П. Сербского со всего   Советского  Союза  от  КГБ   было  направлено  370 человек,  или  каждый

Таблица погодовых (с 1961 по 1987 гг.) направлений со всего Советского Союза органами КГБ в Институт им. В.П. Сербского на экспертизу по политическим статьям (ст. 70 и ст. 190-1 УК РСФСР или их аналоги союзных республик  СССР):

 

19-

                   ст. 70 УК РСФСР

            ст.190-1 УК РСФСР

  Всего экспертиз       за  год

всего

Вмен.

Невм.

СПБ

п/леч.

Общ.б.

Общее основ

Наблюд.

диспанс

всего

Вмен.

Невм.

СПБ

п/леч.

Общ.б.

Общее основ

-61

36

20

16

15

 

1

 

 0

 

 

 

 

 

  36

-62

34

19

15

15

 

 

 

 0

 

 

 

 

 

  34

-63

26

19

 7

 7

 

 

 

 0

 

 

 

 

 

  26

-64

18

11

 7

 7

 

 

 

 0

 

 

 

 

 

  18

-65

 4

 2

 2

 

 

 

  2

 0

 

 

 

 

 

   4

-66

13

 7

 6

 6

 

 

 

 0

 

 

 

 

 

  13

-67

14

 7

 7

 7

 

 

 

 6

  3

 3

 3

 

 

  20

-68

 9

 8

 1

 1

 

 

 

 9

  2

 7

 7

 

 

  18

-69

 6

 2

 4

 3

 

 1

 

 6

 

 6

 6

 

 

  12

-70

15

 7

 8

 8

 

 

 

 6

 1

 5

 4

 

 1

  21

-71

22

 7

15

14

 

 1

 

 7

 7

 

 7

 

 

  29

-72

24

 4

20

16

 

 4

 

 3

 

 3

 3

 

 

  27

-73

13

 4

 9

 6

 

 3

 

 1

 1

 

 

 

 

  14

-74

13

 5

 8

 7

 

 1

 

 2

 1

 1

 1

 

 

  15

-75

 9

 2

 7

 3

 

 4

 

 

 

 

 

 

 

    9

-76

 4

 

  4      

 1

  1

  2

 

 

 

 

 

 

 

    4

-77

 2

 

  2

 1

 

  1

 

 2

 1

 1

 1

 

 

    4

-78

 2

 

  2

 1

 

  1

 

 

 

 

 

 

 

    2

-79

 2

  2

 

 

 

 

 

 2

 1

 1

 1

 

 

    4

-80

 5

  2

  3

  3

 

 

 

 1

 

 1

 1

 

 

    6

-81

 1

 

  1

  1

 

 

 

 2

 1

 1

 1

 

 

    3

-82

13

10

  3

  2

 

  1

 

 9

 6

 3

 3

 

 

   22

-83

 6

 3

  3

  2

 

  1

 

 1

 1

 

 

 

 

    7

-84

 5

 4

  1

  1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    5

-85

 9

 5

  4

  3

 

  1

 

 2

 1

 1

 

 

 

   11

-86

 3

 1

  2

  2

 

 

 

 2

 

 2

 2

 

 

    5

-87

 1

 1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    1

 

всего

309

 

152

49,2%

157 50,8%

 

 

 

 

61

 

19

31,1%

42

68,9%

 

 

 

  370

 

 

Сокращения: «СПБ» – принудительное лечение в психиатрической больнице специального типа; «п/леч. Общ.б» – принудительное лечение в общей психиатрической больнице;  «Общее основ.» – лечение  в психиатрической больнице на общих основаниях;

«Наблюд. диспанс» – наблюдение в психоневрологическом диспансере.

 

десятый (10,37) из числа арестованных, т.е. 9,6%. В   числе арестованных оказалось 199 человек, которые прошли экспертизу и были признаны    невменяемыми,  то есть каждый восемнадцатый  (18,43) или 5,4% – они освобождались от наказания и им рекомендовались «меры медицинского характера», 171 арестованный после экспертизы как вменяемый был возвращен органам КГБ и попал в число осужденных. Эти числа являются результатом сопоставления данных, предоставленных Роем Медведевым со ссылкой на Виктора  Чебрикова (см. выше) и данных специально полученных мной.

Главный вывод из представленного сопоставления состоит в том, что массовых «психиатрических репрессий» не было: из общего числа арестованных (3668) только 199 «ушли в психиатрию», оставив без каких-либо общений с «карателями»-психиатрами 3469 (3668-199=3469), т.е. 94,5%, политически активных диссидентов.

Конкретные показатели выше приведенной таблицы сразу развенчивают три мифа:

  1. Миф о захлебнувшем страну вале карательной психиатрии;
  2. Миф об услужливости советской психиатрии карательным органам;
  3. Миф об особой репрессивности советской психиатрии.

Миф первый о захлестнувшем Институт им. Сербского наплыве диссидентов.          Не психиатры возбуждали уголовные дела и не они арестовывали, и не от них  зависело  количество  направленных  на  экспертизу.  Психиатры получали  и изучали уже арестованного, который становился подэкспертным после поступления в Институт, и давали заключение о наличии или нет у него психического расстройства, исключающего или нет вменяемость. В этом алгоритме нет ничего, что имело бы основание говорить о карательной инициативе и сущности собственно советской психиатрии – сколько привозили на экспертизу, столько было экспертных заключений. То, что поступления на экспертизу были неравномерны – от одного до 36 в год – никак не зависело от психиатров, и объяснение тенденции к снижению числа   поступлений  также вне   их компетентности. Вместе с тем наибольшие поступления, которые были по ст. 70 УК в 1961 – 1963, 1971 – 1972 и в 1982 годах,   вполне коррелирует с особенностями идеологической политики КПСС, осуществляемой в государстве в эти годы. Однако, само по себе это еще не свидетельствует о  злоупотреблениях Системы психиатрией, скорее можно говорить  о  попытках  прощупать возможности ее использования в политических целях. 

И, конечно, никакого «вала» поступления на экспертизу в Институт не было. Так, за 1961-1987 гг. 15 раз годовое поступление по ст. 70 УК РСФСР было менее 10 человек, и только  в 11 годах оно было больше 10, при этом только в 5 годах больше  20  (самое большое поступление  за год  было в 36 человек – первый  год «работы» ст. 70 УК РСФСР). 

Очень важны цифры о признанных нуждающимися в психиатрическом лечении.  В целом, в реальных цифрах (всего 199 за 26 лет со всего Советского Союза),   количество направлений на психиатрическое лечение после заключений о невменяемости, рекомендованных экспертами Института им. В.П. Сербского,   принципиально меньше, чем можно было ожидать согласно этому мифу о разгуле "психиатрического террора": каждый восемнадцатый  (18,43) или 5,4% от общего числа арестованных 3668.  При этом по одному невменяемому было в 1979 и 1984 году, по два – в 1965, 1978 и 1981 гг., по три в 1977 и 1983 гг., по четыре в 1976 ,  1980 и 1986 годах и пять в 1985 году. Иными словами по пять и меньше невменяемых за 11 лет из 26, когда проводились экспертизы этим политическим статьям. Показав эти цифры, мне не хочется комментировать этот миф о «разгуле террора» – как говорится: комментарии излишни!

Миф второй. «Правозащитниками» высказывается утверждение, будто Система было заинтересована в признании протестующих против неё граждан психически больными и невменяемыми – это её домысел, хотя и вполне допустимый.  Соответствующий этому утверждению другой домысел явно клеветнический, он состоял в том, что советская «карательная» психиатрия была целиком поставлена на службу Системе и полностью подчинялась её указаниям – иными словами: «если мы, чекисты, направили на экспертизу, то вы, психиатры, признавайте их невменяемыми». Реальность полностью опровергает этот миф. Из 370 направленных на экспертизу  по политическим статьям лиц 171 вернулись к органам КГБ без указаний на лишающие вменяемости психические расстройства: по статье 70 УК РСФСР 152 из 309, а по 190-1 УК РСФСР 19 из 61-го. То, что за все эти 26 лет  только 199 из 370 (53%)  «политических» подэкспертных были вместо ГУЛАГ’а направлены на лечение к психиатрам, можно объяснить лишь тем, что безоговорочного послушания не было.

Таким образом, из всего «огромного» контингента арестованных по «диссидентским» статьям только 370 были направлены в Институт им. Сербского и только 199-ти было рекомендовано психиатрическое лечение. Уже это опровергает второй миф. Итак, факт: после экспертизы одна часть арестованных попала в ГУЛАГ, а другая, практически такая же, была признана невменяемыми и подлежащими психиатрическому лечению. А кто давал указания кого куда, если все экспертизы были «заказными», кто и на основании чего делал  «заказ»? Кто взял и как взял на себя право говорить, что это заказ или просто направление. И в какой форме заказ? – это всё «правозащитное» словоблудие. В конце концов, если и был «заказ», то он не был выполнен на 100%, и уже сам этот   факт следует считать свидетельством того, что эксперты сохраняли свою честь и достоинство и не исполнили репрессивного «заказа» Системы.

«Правозащитники» низменно называют главными «карателями от психиатрии» «генерала КГБ» Г.В. Морозова и «полковника КГБ» Д.Р. Лунца, а теоретиком самой «карательной психиатрии» академика А.В. Снежневского. Г.В. Морозов как председатель экспертных комиссий в 4-ом «спецевском» отделении дал заключение о невменяемости в 20 случаях, и в 16 о вменяемости, так сказать не побоялся ослушаться указаний своих «начальников по КГБ» и не дал 100% признание диссидентов невменяемыми. Такое же соотношение у Д.Р. Лунца, который был членом этих комиссий, проводившихся  в его отделении: 127 – невменяемые, 118 – вменяемые. Как такое положение прокомментируют «правозащитники»: КГБ не тем доверило проведение карательной политики, что ли? Что касается теоретика «карательной психиатрии», то у А.В. Снежневского (как председателя экспертных комиссий) соотношение  вменяем/невменяем было: 8/13. Ужас! Какой же повальный психиатрический террор!