Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Отец-самозванец. Мнимый священник втайне от родителей увез русского мальчишку в Австралию

Опубликовано 14.09.2005

"Особа, которую я когда-то любил, отныне не мать мне. Отказываюсь от всех отношений с ней и ее родней. У меня есть отец, который заменил мне все". Это письмо - единственная весточка от сына за долгие 15 лет. Сына, которого похитил и увез на другой континент чужой мужчина - при полном попустительстве российских и австралийских властей

Божья милость снизошла

Тула в начале 90-х годов представляла собой странное зрелище: некогда знаменитый город с мощно развитой промышленностью превратился, как и многие провинциальные города, в учебник по выживаемости. Безработица и безысходность, казалось, шли рука об руку. Многие искали тогда утешения в религии. Не стала исключением и Галина Попова. Они с мужем организовали свою небольшую фирму, которая поставляла учебники в школы, но учебные учреждения и сами искали деньги на новые книжки.

- Случайное знакомство со священником отцом Виктором Чекалиным приободрило меня, - вспоминает теперь Галина. - Он был такой умный, так интересно рассуждал о жизни, о терпении, о наказании за несмирение - никто и никогда раньше не говорил со мной на такие темы. Он стал давать мне книги, и постепенно я почувствовала, что он - мой самый близкий духовный друг. Это было как благословение Божие.

Мужу, которого по странному совпадению тоже звали Виктором, конечно, не нравилось, что у его жены появился такой "милый друг". И он даже пару раз пытался эту дружбу прекратить. Но гость был чересчур настойчив, часто посещал семью, и муж смирился с тем, что его жене нравится так проводить время: "Лишь бы покой был в доме". Опять же, священник - не соперник, семью не разрушит - так думал хозяин дома. "За" священника говорили и его знакомые: отец Виктор часто упоминал о своих тесных связях с актерами из московского Театра на Таганке. Ни разу, правда, эти связи документально или в фотографиях он не подтверждал. Но для маленького городка и таких рассказов было достаточно. Вообще о своей жизни Виктор Чекалин рассказывал Поповым как о страдании за веру: в середине 1980-х его подставили другие церковники "за внутреннюю свободу и несогласие с тем, что творится в доме Христовом". И посадили. Ну как можно было не поверить и не подружиться с таким искренним и переносящим такие страдания человеком?

Путешествие за несколько морей

Поповы из сил выбились, зарабатывая своим нехитрым бизнесом на то, чтобы накормить, напоить, обуть 13-летнюю Леру и 9-летнего Андрюшку. Тем более что у младшего были неприятности в школе - пацаненок любил погулять и не любил учиться. Чекалин предложил заниматься с мальчиком по индивидуальной программе, дескать, детей он любит и вреда не причинит. Правда, собственного 17-летнего сына он выгнал из дому, но для его же блага: "Ленив, только по девкам и бегает, работать не хочет, в Бога не верует. Поживет один, наберется ума-разума".

-Когда Чекалин стал заниматься с Андрюшкой, успеваемость в школе резко пошла вверх, - рассказывает Галина. - Сын даже пристрастился к биологии. Виктор его часто возил в лес, они там подолгу гуляли. Полюбил и географию - они вместе карты изучали, глобус вертели. В общем, подружились. Чекалин сына моего звал смешливо так, "Редедей". Стал нам как родной. И даже мой муж стал относиться к Чекалину добрее. Если бы знать тогда!.. "Тогда" наступило за несколько недель до 10-летнего юбилея Андрюшки. Однажды вечером Чекалин рассказал, что его как видного церковного деятеля, связанного уже с католической церковью, пригласили в Ватикан на аудиенцию к Папе Римскому. И что путешествие в Италию было бы неплохим подарком ко дню рождения. Да и потом можно посетить других собратьев по вере - в Чехии, в Швейцарии. Но он не решается предложить повезти ребенка в путешествие: дескать, косо посмотрят в Ватикане, если священник появится с мальчиком.

- Мы тогда страшно удивились: а что тут такого-то? Он же друг нашей семьи, практически родной человек! Да нам просто не могло прийти в голову ничего "этакого", - вздыхает Галина. - Муж, правда, сомневался. Но я дала разрешение на вывоз ребенка сама, без его согласия. Это, конечно, незаконно, потому что для путешествия несовершеннолетнему требуется разрешение обоих родителей, но Чекалин меня успокоил и сказал, что ему как священнику можно доверять и он все уладит.

"У меня есть только отец"

Через три месяца в квартире Поповых раздался звонок.

- Мы уже мысленно похоронили их, сто раз оплакали. Муж меня ругал, да я сама себя больше всего казнила, - говорит Галина. - И вдруг они объявились! Чекалин сказал, что они в Австралии, что у них все хорошо, что они скоро пришлют нам вызов - в гости. Сказал, что они были в Греции, а оттуда перебрались в Мельбурн.

Как, почему они оказались там - он отвечать отказался и, сославшись на дороговизну, положил трубку. Каким образом провез с собой несовершеннолетнего Андрюшу, да еще и с краткосрочной доверенностью - не известно до сих пор. Вскоре, впрочем, пришло письмо. Виктор и Андрей звали Галину "как-нибудь в гости". И прислали две фотографии. На снимках мальчик в коротеньких трусиках обнимал чужого, в общем-то, дядю крепче, чем родного папу. Правда, ничего не написали про то, что Чекалин и ее сын уже получили каким-то образом австралийское гражданство и живут теперь под одной фамилией - Берг. Это все Галина узнала, уже побывав у них в гостях.

Ночные всполохи

Ровно через шесть лет, после того как Виктор увез ее сына "в Ватикан", они вновь увиделись.

- Андрюшка узнал меня, узнал! - твердит Галина. - Он буквально упал мне в руки, крепко обнял, назвал "мамой". Я хотела с ним поговорить, рассказать про сестру, про папу, но рядом постоянно был Чекалин. Он пресекал все наши разговоры, причем делал это даже не скрываясь - отсылал Андрюшку то в другую комнату за какой-нибудь вещью, то велел ему пойти погулять с приятелями. Впрочем, пожаловаться на холодный прием Галина не может: накрыли богатый стол, почетной гостье выделили комнату сына. Мальчик на ночь лег у Чекалина - мол, мама устала после долгого перелета.

- Когда сын утром ушел в школу, я начала у Виктора выяснять, почему он украл ребенка, почему известен тут как отец-одиночка, почему у них общая фамилия. Тот вдруг спросил: "А как бы ты отнеслась к тому, если бы у нас с твоим сыном были тесные отношения?" Меня аж перекрутило всю, но он тут же поправился - сказал, что имел в виду лишь духовную связь.

Впрочем, долго в гостях Галина не задержалась. Однажды ночью она услышала некие звуки из комнаты Андрюши и Виктора.

- Я тогда дышать просто не смогла. А потом закричала. Наверное, весь город перебудила. На крик они выбежали. Виктор отправил Андрюшу обратно в комнату, а меня постарался отодрать от двери. Я на колени перед ним встала! Умоляла его, чтобы он меня разуверил... А он сухо так сказал: "Мы просто ворочались". На следующий день Виктор лично отвез Галину в аэропорт. И обещал, что если она предпримет какие-нибудь шаги, чтобы разлучить их с Редедей, они скроются так, что не достанешь.

- Я хотела пойти в полицию. Но я не знаю языка. А Виктор тогда еще посмеялся: "Ну кому они поверят: добропорядочному гражданину Австралии или тебе, истеричке издалека? Может, ты таким образом хочешь удрать из своей нищей страны, вот и шантажируешь меня и моего сына?" А на прощание сказал: "Подумай хорошенько, что ты можешь дать нашему Андрюше в этой России?" Потом в Тулу пришло письмо от Андрюши: "Об особе, которая была моей мамой... Я больше не хочу ее знать и не хочу иметь с ней ничего общего". Галина взяла себя в руки и пошла к матери Чекалина, доброй учительнице, живущей по соседству, чтобы спросить: почему? Милая и приветливая пенсионерка словно надела маску: "Это ваши проблемы!"

- Муж все-таки смог дозвониться до Австралии, когда Виктора не было дома. И сын сказал: "Мама и папа, я вас так люблю!" А больше мы никогда с ним не говорили. Берг сменил номер телефона. Дома я долгое время плакать не могла. Только кричала, без слез.

Другие жертвы

Пытаясь выяснить, как можно вернуть Чекалина, Галина и Виктор Поповы выяснили, что одно время он был секретарем комсомольской организации. Потом, следуя моде, стал священником. Был верным другом - например, часто посещал семью своего однокурсника, занимался с его сыном Мишей. Пока родители, заподозрив неладное, не запретили Чекалину появляться в доме. В 1983 году Виктор работал экономом в Даниловском монастыре. Места лишился из-за весьма неприятной истории, которую тогда не стали оглашать: исчезли деньги, собранные на восстановление монастыря. Перешел к карловчанам (в Суздале), откуда также был изгнан за кражу церковной утвари. В марте 1986 устроился работать учителем труда и математики в село Ягодное Калужской области. Через какое-то время пропал, потом вновь появился, женился на матери своего бывшего ученика Виталия (имя изменено. - Ред.). Странно, но в загсе новобрачная почувствовала себя плохо и сразу после церемонии ее увезли в больницу. Через несколько дней она умерла.

- Он мне тогда сказал, что он - мой настоящий отец. Установил отцовство, дал мне свою фамилию, - рассказывает Виталий. - Я был счастлив так, как только может быть счастлив 14-летний пацан, мечтавший о настоящем отце! Я ведь рос с мамой, спрашивал ее, конечно, где мой папа, она лишь отмалчивалась. И когда он появился в моей жизни, для меня это был просто предел радости!

Где пропадал новообретенный папа? "На вольном поселении". Тут Чекалин не соврал Поповым: он действительно сидел. Правда, не за "внутреннюю свободу", а за совершение развратных действий в отношении несовершеннолетних. В районном отделе народного образования г. Ульяново Калужской области есть заявления учителей и родителей учеников, по которым Виктор Владимирович Чекалин был задержан органами милиции по обвинению в совращении своих учеников. А в архивах УВД Калужской области хранятся документы, доказывающие, что он был судим 26 февраля 1987 года Ульяновским народным судом Калужской области по статье за развратные действия. Чекалину дали три года с обязательным привлечением к труду. Наказание отбывал в спецкомендатуре Октябрьского ОВД Калуги, работал на городских стройках.

Выпустили досрочно за хорошее поведение, поскольку эта статья попадала под амнистию.

- Я знал, что отец сидел, но не придавал этому значения, так ценил свою мечту, - говорит Виталий. - Потом уже понял, что к чему... Он мне сказал: "Если кто-нибудь узнает, то с твоими бабушкой и дедушкой всякое может случиться. Они ведь уже старенькие, можно и ускорить". И я молчал.

Страх был настолько силен, что Виталий все отрицал и на допросах в милиции. Когда ему было 15 лет, а Чекалин находился в отъезде, мальчика прямо из школы милиция взяла на допрос, который длился 9 часов. Речь шла о старом, позабытом деле - хищениях из Донского монастыря, где Чекалин работал экономом. Пацан все отрицал, хотя знал многое - боялся за родных. Кстати, именно тогда Чекалин заработал статус гонимого и преследуемого - беженца. Он, взбешенный действиями милиции и используя ее ошибки (как же, вызвали несовершеннолетнего на допрос!), добился приема у Сахарова, обращался с жалобами на действия властей в посольство США. Потом все эти бумаги пригодились ему для подтверждения его слов о "неприятностях с властями".В январе 1999 года Галина в последний раз видела своего сына. Чекалин (на заднем плане) следил за каждым ее словом как ястреб. Фото из семейного архива

В 17 лет Виталий почувствовал, что может сам противостоять "папе". Предложил закончить любые интимные отношения.

- В ответ он просто вышвырнул меня из дома. Я пришел с учебы, а он швырнул мне паспорт, в котором я был выписан из квартиры.

Тут-то Чекалин и появился в жизни Поповых. И рассказал, как выгнал сына за пьянки да гулянки. Парень же в это время ютился в общежитии своего училища, потом получил професиию автослесаря, ушел в армию. Никаких связей с Чекалиным не поддерживал. После армии вернулся домой. И тут ввязался в пьяную драку. Результат - "убийство по неосторожности".

- Городок небольшой, о суде над Чекалиным все знали, стали ко мне приставать, намеки грязные делали, - говорит Виталий. - Я не оправдываюсь, свое отсидел. Срок получил в 2000 году, вышел 22 апреля этого года - на два года раньше - за хорошее поведение. Работаю строителем. Получилось, что Чекалин и Поповы как бы "поменялись" сыновьями. Галина с мужем заботились о Виталии в колонии, встретили его у ворот тюрьмы, купили одежду, помогли найти работу.

Как мы искали Андрюшу
 расследование "Российской газеты"

Говорю "мы", потому что я была первым российским журналистом, к которому пришла со своей бедой Галина. Было это почти сразу после ее возвращения из Австралии. Оказалось, увы, что отчасти Чекалин был прав: в нашей стране судьбой несовершеннолетних граждан интересуются лишь их родители и журналисты.

У государства словно и не было такого подданого - Андрюши Попова из Тулы. Искали по двум направлениям - государственному и церковному. Нашли адвоката, попытались возбудить уголовное дело по факту похищения несовершеннолетнего россиянина. Обратились в австралийское посольство. Вскоре Поповым пришло письмо: "Посольство Австралии имеет честь подтвердить получение Вашего второго письма, в котором Вы обращаетесь с просьбой о встрече с послом Австралии по факту удержания Вашего сына... Ваш случай представляет собой частное юридическое дело. Рассмотрение данного случая не входит в юрисдикцию посольства. Генеральная прокуратура РФ может обратиться в Генеральную прокуратуру Австралии с просьбой возбудить уголовное дело против Чекалина/Берга. Вам, как гражданам РФ, следует обращаться в юридические органы РФ..." Тот факт, что Андрюша - тоже гражданин РФ, австралийские власти проигнорировали. Встреча с послом не состоялась. Впрочем, не лучше повели себя и российские власти. Из Генпрокуратуры заявление о похищении ребенка спустили в прокуратуру Тульской области. Прокурор отдела по делам несовершеннолетних и молодежи О.О.Иванова прислала ответ: проверка проведена, по ее результатам в возбуждении уголовного дела отказано. В связи... с отсутствием состава преступления. Что же касается заявления о растлении несовершеннолетнего, то прокуратура посоветовала обращаться к своим австралийским коллегам. И вести переговоры о возращении сына на Родину через МИД РФ и... австралийское посольство. Мы решили обратиться в Интерпол. Галина написала заявление, приложила материалы дела и мой первый материал об этой жуткой истории. Там сообщили, что этого мало - нужен запрос из прокуратуры. После обращения тульских депутатов местная прокуратура соизволила прислать более полный ответ: "В заявлении от 19.07.1992 Попова Г.В. разрешила своему сыну выезд за границу по маршруту Москва-Италия-Швейцария-Германия-Австрия-Чехословакия-Москва в период сентябрь-ноябрь 1992 года. Примерно через три месяца после выезда в Италию Чекалин с Поповым оказались в Австралии, о чем Попова Г.В. была уведомлена. На протяжении семи лет Попова поддерживала переписку с Чекалиным и своим сыном Андреем, в 1998 году она совершила поездку в Австралию к своему сыну и по поводу незаконного вывоза сына за границу, а также по поводу его незаконного удержания в правоохранительные органы до октября 1999 г. не обращалась. Таким образом, несовершеннолетний Попов А. был вывезен за границу Чекалиным с письменного разрешения матери и находился там с ее согласия. В связи с чем прокураторой области 22.10.1999 было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела". На первый взгляд все гладко. Но вчитайтесь еще раз в маршрут - разве есть там упоминание об Австралии? Опять же, разрешение на выезд действовало три месяца. После чего ребенок не вернулся - следовательно, считается похищенным. Почему ребенка записали в паспорт к чужому дяде, если один из родителей не подписал разрешение? Кто проявил эту преступную халатность? Депутат Госдумы Александр Коржаков задал себе те же самые вопросы. Он обратился с запросом к Генпрокурору России, тогдашнему министру иностранных дел Игорю Иванову и к послу Австралии в РФ. Из МИДа сообщили, что департамент консульской службы не обладает сведениями об оформлении загранпаспорта на имя Чекалина В.В., 1952 года рождения, и его выезде за пределы территории РФ. Генпрокуратура заставила тульских следователей провести дополнительную проверку. Те опросили мать Чекалина, бывшую учительницу Андрюши и его родную старшую сестру Валерию. Поповы попросили следователей обратить внимание на уголовное дело по факту растления малолетних в школе села Ягодное, но прокурорские работники посчитали это излишним. И вновь отказали в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления. В консульскую службу МИД поступила нота посольства Австралии N 148/2000 от 16 апреля 2000 года: "Рассматривая вопрос о предоставлении австралийского гражданства, иммиграционные власти Австралии основывали свое решение на документах, выданных Андрею Попову компетентными органами Советского Союза, которые заверяли, что его законным опекуном является Виктор Чекалин (ныне Берг)". Тульское управление образования подтвердило, что Чекалин не оформлял опеку над Андрюшей. Да и не мог он этого сделать при живых-то родителях. Вот уже больше десяти лет длится это перекидывание документов. Адвокат наш руки опустил. Мы решили зайти с другой стороны - обратиться к церкви. Священник Виктор Данилов упоминает о Чекалине в своей книге "Мой путь к Богу и Католической Церкви": "В 1990-1991 годах я обратил в католичество епископа православной катакомбной Церкви из города Тулы Викентия. Был у него дома, изучил его быт и предложил с оговорками его митрополиту Стернюку. Тот после его месячного испытания поставил его первоиерархом российской православно-католической Церкви в звании епископа Яснополянского. Епископ Викентий образовал две католические общины: одну в Туле, вторую в Москве во главе со священником Власовым. Но Апостольская Столица после изучения кандидатуры Викентия не утвердила решения митрополита Стернюка о назначении Викентия. Тем не менее на созванном по инициативе о. Яниса Купчса сборе католиков восточного обряда в Латвии в городке Зилупе участвовала группа верующих православно-католической Церкви из Москвы во главе со священником Власовым в количестве около 20 человек, совершившая паломничество в Аглону - место паломничества латышских католиков. С отставкой еп. Викентия с его должности эта группа византийско-славянских католиков Власова общение с нами прекратила". На сайте "Украина Православная" отца Викентия называют отцом-основателем "раскольнического движения в Украине, аферистом с уголовным прошлым, "рукоположившим" первых раскольничьих лжеепископов. Эти "владыки" распространили чекалинскую "благодать", "рукополагая" лжеепископов и лжесвященников, на всю "иерархию" расколов, ею же были "искуплены" грехи расстриженного в монахи бывшего митрополита Филарета. Два старейших "иерарха" раскола по-прежнему пребывают в руководстве его обеих "ветвей": Василий Боднарчук - "митрополит" Тернопольский УПЦ-КП и Андрей Абрамчук - "митрополит" Ивано-Франковский УАПЦ. Их же духовные чада, включая "предстоятелей" расколов Филарета и Мефодия, расползлись по всей Украине. Какую преемственность "апостольской благодати" мог передать всем им Чекалин? Только ту, которую сам имел. А можно ли с ней обрести Царствие Небесное?.. Примечательна и та деталь, что Чекалин решил ныне стать... буддистом". Пытался Чекалин служить и Русской зарубежной православной цервки. Епископ епархии небольшого подмосковного городка, которая и лишила Чекалина сана, рассказал, из-за чего не сложились отношения бывшего дьякона. Во время пребывания в США он был обвинен в краже церковной утвари (в том числе чаши с алтаря). В итоге Чекалина депортировали и из зарубежной церкви, и из американского зарубежья вообще.

Словом, все церкви от Чекалина открестились.

История, что ни говори, неприятная. Австралийцам не хочется признавать, что их хваленая миграционная "заслонка" дала сбой и они приняли в страну человека с уголовным прошлым и чужим ребенком. Российским чиновникам не хочется возиться с делом более чем десятилетней давности. Не хочется признавать собственные ошибки и равнодушие, в результате которых пострадал невинный ребенок и оказалась разбитой семья.

- Один мне так прямо и сказал: ну зачем его возвращать из Австралии? В армию отдавать, в Чечню? - плачет Галина. - А другой заявил, что меня надо лишить родительских прав. Мы долго спорили с коллегами: что же это за мать, которая разрешила сыну поехать с чужим человеком?

Простая женщина, которая хотела счастья для своего ребенка, которая понимала, что сама она не в состоянии вывезти сына в прекрасное зарубежье и которая чересчур доверилась священнику - другу семьи. Это было глупо. Но она - сама себе самый страшный суд. А в чем виноват отец? И старшая сестра, 25-летняя Лера, которая рассылает письма "Ищу брата" по Интернету? И ее дочка - восхитительная белокурая племянница Наташа, которая никогда не видела своего дядю Андрея?

Решение судьбы

  Чекалин - в бегах. Андрей учится в университете, изучает философию. На фотографии в австралийской газете - рослый светловолосый парень с настороженным взглядом. Российские чиновники могут исправить свои прежние ошибки: возбудить уголовное дело, передать документы в Австралию и помочь засадить Чекалина-Берга. Чтобы больше не появлялись такие "отцы-одиночки". Что же касается Андрея, то с точки зрения закона он не виноват: его ввез в страну взрослый человек и все за него решил. Но теперь он совершеннолетний и должен сам выбирать, где ему жить. Австралия - вторая родина. Там тепло и стабильно и вот-вот выдадут магистерскую шапочку. На первой родине его ждут настоящие родители.

Австралийская помощь

=========================================================================

другая сторона

Отчаявшись помочь, я сделала что могла: передала документы своим коллегам из австралийских газет. Помогло найти беглецов и случайное совпадение - двоюродная сестра Андрея, Лена, эмигрировала из Тулы в Австралию и поселилась... в 80 километрах от дома Чекалина-Берга! Лена часто звонит Андрею, но он бросает трубку - нет у него таких родных. Когда Поповы звонили из Тулы, тоже разговаривать не пожелал. Журналисту из газеты The Australian, который привез Андрею письмо от Галины, сказал: "Винсент - мой настоящий отец, и он отдавал его на воспитание им, а потом обратно забрал, когда поехал в Австралию. И теперь его преследует КГБ". Журналист так потом и написал: мол, Андрей правда верит в этот бред. Но ведь если внушать это с детства, то за 13 лет такие байки можно зазубрить и принять как истину. Настоящее свидетельство о рождении Андрей смотреть даже и не собирается. Журналисты более настойчивы, чем чиновники. И в начале августа в газете The Australian появилась статья про Винсента Берга. Его обвиняют в предоставлении подложных документов при получении регистрации психиатром. Оказывается, эти годы он спокойно работал в госпитале для умственно осталых. И мало того, его подозревают в совершении развратных действий к двум пациентам, которым нет еще 18 лет.

- Здесь все об этом говорят - и по телевидению, и по радио, - пишет из городка Голд Коуст Лена. - Но еще больше ругают медицинский совет, который такую регистрацию ему выдал, несмотря на большие подозрения в подлоге документов. Вообще удивительно, прямо как черт его хранил, столько людей, оказывается, знали про то, что он никакой не врач, и все молчали. Но сейчас-то всех как прорвало. Андрей же придерживается своей позиции: "Моего отца сделали козлом отпущения, им прикрывают все ошибки системы здравоохранения в Квинсленде. И хотя мы расстались с моим отцом и наши пути разошлись, но я чуствую, что он не заслужил такого отношения. Это - сплошная политика. Они на самом деле не обвиняют его в чем бы то ни было, просто гребут под одну гребенку. Мой отец сейчас у своих друзей. Я знаю, где он, но не скажу". Сейчас в Австралии создается комиссия по расследованию этого дела. Кроме того, главой отдела здравоохранения Квинсленда послан запрос в отдел иммиграции о проверке правомочности присвоения гражданства Чекалину и выдачи визы. По телевидению выступил премьер-министр Квинсленда и сказал, что власти Австралии сделают все от них зависящее, чтобы Чекалин никогда не смог больше работать врачом не только в Австралии, но и нигде в мире. Дело в том, что в нескольких газетах было написано, что Чекалин-Берг сейчас подумывает о работе в Индии.

Возможно, теперь австралийские власти заодно проверят, каким образом Берг стал отцом Андрюши?

 Расследование провела Виктория Авербух

 По материалам "Российской газеты",
 №3857 от 26 августа 2005 г.